Bad Trip

 

– Короче, трахает Буратино Мальвину. Ну, Буратино такой: «А‑а‑а… Хорошо!!! Кончаю, бля!» В общем, близок к оргазму, все дела. Ну а Мальвина ему и отвечает: «Тебе‑то уроду хорошо, а у меня вся пизда в занозах!»

– Не смешно, – я переминался с ноги на ногу. – Когда этот мудак толстый выйдет? Я уже ног не чувствую.

– Бля, Макс, расслабься, – Костя показал на свою бутылку, – у меня вон в пиве лед плавает, и ничего. Главное – правильно себя настроить. Я тут историю недавно в «ВК» читал про типа одного, моряком он был. Плыл с командой на барже, груженной морепродуктами под завязку. Прибыли они в пункт назначения, разгрузились и поплыли обратно. А моряка того случайно в морозильной камере оставили. В помещении имелось какое‑то количество еды, но не скоропортящейся. Чувака по прибытии находят мертвым, сжимающим в скованных руках листок бумаги. На листке записи о том, как ему было холодно. Что‑то типа дневника. Он подробно описывал ощущения онемения ног, пальцев, того, что у него идет пар изо рта, ну и прочие признаки обморожения.

– В чем прикол? – скептически спросил я.

– В том, – Костя сделал последний глоток и положил бутылку в урну, – что моряки выгрузили весь товар. И в целях экономии электроэнергии отключили рефрижератор.

– То есть, в трюме, где он сидел, была нормальная температура?

– Именно так. Я не случайно пояснил, что еда, не требующая низких температур, у него имелась. Втыкаешь: чувак спокойно мог плыть, жевать булки с маком и наслаждаться тишиной. Вместо этого он описывал совершенно надуманные ощущения, да так себя загрузил, что ласты склеил.

– Да уж. Забавно.

– Да ни хуя забавного. Все наши заморочки тут, – он приложил указательный палец к виску. – Самовнушение, вот что по‑настоящему важно. Как себя настроишь, так и будет. Все остальное – хуйня. Если ты ощущаешь себя говном, то, какую ширму ни нацепи, все равно останешься говном. И напротив, можно изменить мир, имея веру в себя и капельку удачи.

– Знаешь, я поддерживаю твои увлечения эзотерическими учениями, но мне дико не по кайфу стоять тут в двадцатиградусный мороз в кроссовках и пить пиво со льдом.

– Да ну тебя, – Костя закурил.

– Мне тоже дай, пожалуйста, штучку.

Он протянул пачку «Парламента». Я достал сигарету, закурил. Пиликнула дверь домофона. Мы синхронно повернули головы в сторону подъезда, ожидая увидеть Веню, но оттуда вышел Петян – наш бывший одноклассник. Заметив нас, он восторженно подбежал и рассыпался в рукопожатиях.

– Здорово, парни! Как жизнь‑то?! Сколько лет, сколько зим!

– Как обычно, – пожал плечами я, – пива вот вышли попить. А ты как?

– У‑у‑у!!! – Петян восторженно, словно только что лишившийся невинности подросток, задрал голову и налился румянцем. – Работы – непочатый край! Начальником по продажам поставили. Представляете, парни?! А начинал‑то, с курьера! – Он вновь дернул головой, обдав меня тошнотворным ароматом какого‑то дешевого парфюма.

У Петяна всегда был дурной вкус. Новое социальное положение ничуть не изменило сей конфуз. Да и одевался он по‑прежнему как лох: бежевые брюки в полоску с тщательно наглаженными стрелками, коричневая потертая кожанка, ботинки, похожие на деревенские валенки с молниями по бокам.

– Молодец, Петян! – наигранно сказал я, приподняв бровь.

Но он, конечно же, этого не заметил, так как был поглощен рассказом о новой успешной жизни.

Петян еще какое‑то время продолжал нести требуху про иностранных инвесторов, контракты, которые заключались исключительно благодаря его безграничному обаянию, и травил прочие байки среднестатистического менеджера.

Я уже собирался послать бывшего собрата по школьной скамье на три буквы кириллицы, но меня опередил Костя, плавно переведя беседу в другое русло.

– Тебя давно видно не было. Переехал?

– Да, теперь снимаю квартиру. Сегодня выходной, заехал родаков навестить. А еще, – Петян вновь залился краской и кивнул в сторону стоянки, – тачку себе купил.

На последнем слоге он непроизвольно пустил петуха. Перевел взгляд на Костю. Как и я, он едва сдерживал смех.

Тем временем начальник по продажам продолжил монолог:

– Honda Accord, черный металлик, автоматическая коробка, АБС, движок 2.4, 190 лошадок, кожаный салон. Седьмого года – почти новая! Пробег всего тридцатка!

– Поздравляю, Петр, поздравляю! – я сжал его руку в крепком рукопожатии.

Вновь противно пиликнул домофон. Из дверного проема вывалилась тучная фигура Вени.

– Ни хуя, ептыть, Петян! – с ехидной улыбкой он подошел к нам.

– Привет! – новоявленный автомобилист протянул ему руку, которая тут же попала в тиски могучей пятерни.

Былой задор начальника по продажам вмиг испарился.

– Ух, как мы тебя пиздили в детстве! Помнишь, сученыш? – Веня мечтательно, словно говорил о любимой девушке, закатил глаза. – Никого так не пиздили, а тебя пиздили!

Петян не без труда извлек ладонь из медвежьего рукопожатия и нервно посмотрел на нас.

– Да ладно тебе! – Костя попытался стабилизировать ситуацию. – Веня просто шутит. Так ведь?

– Ну да, – безразлично пожал плечами тот.

– Петян тут себе машину новую купил. Предлагает обмыть – посидеть, школу вспомнить, – продолжил я.

– Я… Я не знаю… Можно в принципе. Правда, мне на работу завтра…

– Да прекрати. Когда еще с одноклассниками увидишься? Ты теперь большой человек, занятой. Часик посидим, по рюмашке выпьем да по домам.

– Даже не знаю. Мне за руль завтра.

– Петя, – Веня бережно обнял его за плечи, – будь ближе к народу. Прокатишься разок на метро. Тачку надо же обмыть. Так или нет? Или ты, Петя, жлобом стал?

– Да вы что, парни?! Я жлобом никогда не был! И вообще, – в его голос вернулась былая гордость, – я сегодня премию получил. Так что угощаю!

 

 

*

 

Веня плюхнулся на стул и погрузился в изучение меню. Я уставился на проектор, транслировавший матч КХЛ. Подошел официант.

– Ну что, ребят, графинчик «Кедровой»? – спросил Петя.

Веня бросил на него испепеляющий взгляд и обратился к официанту:

– Пятьсот «Бифитора»… И… Пятьсот… Нет, семьсот «Джеймисона».

Петян было открыл рот, но тут же закрыл. Отчего сделался похожим на большого сома, плававшего в аквариуме неподалеку от нашего столика.

– И пожрать что‑нибудь! – крикнул Веня удаляющейся фигуре в белой рубашке. Затем по очереди обвел нас взглядом: – Что мы, алкаши какие? Без закуски‑то…

Заказанное спиртное ушло довольно быстро и ободряюще подействовало на нашего глубокоуважаемого спонсора. Он перестал нервничать, дергаться и продолжил свой рассказ о приобретенном авто.

– Думал сначала «бэху» в кредит взять, а потом подумал: чем японец хуже? Да ничем! Напротив, по запчастям и ремонту дешевле гораздо. Так ведь? – его голос уже заметно заплетался.

Я понимающе кивнул. На этот раз без сарказма. Японские машины по стилю и дизайну импонировали мне намного больше, нежели европейцы. Но в тот момент я не собирался углубляться в эту тему – хотелось выпить.

– Петь, может, еще бухла зацепим?

– Ну… А работа…

– Да заебал ты уже со своей работой, – перебил его Костя и махнул официанту.

 

 

*

 

– Да говорю тебе, чмошником он был, чмошником и останется. Горбатого могила исправит! – Веня выпустил струю дыма в морозный воздух.

Мы курили у дверей кабака. Костя и Петя еще находились внутри, получали вещи в гардеробе.

– Ладно тебе. Человек угостил все‑таки. Прояви хоть каплю уважения.

– И хули с того, что угостил?! Я ему жопу теперь лизать должен?

– Я не говорю, что ты должен лизать ему жопу. Хотя бы не подъебывай его каждые две минуты.

– С каких это пор в тебе такая толерантность проснулась? Еще ладно к кому‑то другому. Но к этому мудаку… – Веня непонимающе посмотрел на меня.

Ответить я не успел. На улицу вышел Костя. Следом за ним вывалился Петян.

Веня успел ухватить рукав коричневой кожанки, чем спас бедолагу от неминуемого поцелуя с припорошенным снегом асфальтом.

– Куда теперь? – спросил я.

– Может, пива возьмем, в тачке посидим? – предложил осунувшийся, словно мешок с говном, начальник по продажам.

По‑хорошему, его надо было отнести домой. Но тогда мы теряли дойную корову, ходячий кошелек, делавший наш вечер чуточку краше обычного. Естественно, мы согласились.

Петя кое‑как сел за руль, повернул ключ зажигания. Двигатель бесшумно заработал, салон стал постепенно согреваться. Севший на переднее сиденье Веня включил музыку. Какое‑то время мы просто сидели, неспешно потягивая пиво. От кабака до машины, припаркованной около нашего дома, было довольно приличное расстояние. Так что мы успели порядочно замерзнуть. Теплый воздух и выпитое спиртное действовали немного усыпляюще. Да и цифры на приборной панели перевалили уже далеко за полночь.

– Домой пойдем? – спросил Костя.

– Да погоди ты, заладил: «Домой‑домой!» Надо лоха еще подоить, – Веня откупорил бутылку «Золотой бочки».

– Как ты собираешься это делать? – кивком головы я указал на бездыханное тело за водительским креслом.

Петян положил голову на скрещенные на рулевом колесе руки и бормотал что‑то невнятное.

– Не, Макс! Ну что ты прям, ептыть! Ну, я не знаю прям! – Веня посмотрел на меня взглядом математика, возмущенного тем, что его нерадивый ученик не может освоить сложение дробями. Затем он извлек из кармана Петиных брюк коричневый кошелек и потряс перед моим лицом. – Элементарно же все, ептыть!

– Сколько там?

– Бля, да еще десять кусков осталось. А когда в баре просил еще джину купить, ныл: «Нету у меня, нету!»

– Что делать будем? Пить неохота уже. И так где‑то по литру в рыло выпили да перемешали с пивом. С утра пиздец голове будет.

– Может, шлюху снимем? – предложил Костя.

 

 

*

 

Мы вышли к автобусной остановке. Веня остался в машине караулить Петяна. Я вытянул руку. Несмотря на поздний час, на дороге было довольно много машин, и спустя несколько мгновений возле нас остановился серый Volkswagen Golf. Тонированное стекло медленно опустилось. Нашему взору предстала лысоватая седая башка. В голове мимолетно проскочил образ какого‑то киногероя.

– Куда вам, парни?

– Мужик, а где тут шлюху можно снять? – я не стал церемониться и размениваться на ненужные предисловия.

Из‑за количества выпитого было удивительно, как мы еще держались на ногах, не говоря уже о правилах этикета.

– Шлюху… – мужик задумчиво почесал подбородок. К нашему глубочайшему удивлению, он не нашел ничего зазорного в моем вопросе. – Садитесь, сейчас что‑нибудь найдем.

Мы сели на заднее сиденье. Радиоприемник транслировал пошлые шутки «Юмор FM». Я еще раз внимательнее посмотрел на хаотично разбросанные по голове волосы, слегка изогнутый нос, и тут меня осенило, какой образ всплыл в памяти. Мужик как две капли воды был похож на неизлечимо больного маньяка из фильма «Пила». По‑моему, его там так и звали – Пилой. Он посмотрел на нас в зеркало.

– Что‑то глухо пока, ребят. Но ничего, – он повернулся к нам. Глаза на бледном лице искрились нездоровым блеском. – Сейчас найдем сучку! Уж об этом не беспокойтесь. Найдем суку!

Мне стало немного не по себе. Проехав окрестными дворами до станции метро «Текстильщики», автомобиль безумного старика выехал на Волгоградский проспект. Завидев любую особь женского пола, таксист резко жал по тормозам и кричал на всю улицу: «Девушка, работаете?» После того, как насмерть перепуганные девушки исчезали из его поля зрения, он поворачивался к нам, едва слышно приговаривая: «Сейчас, найдем сучку! Найдем суку!»

Когда Golf пронесся мимо метро «Кузьминки», я осторожно попросил водителя высадить нас там же, где мы сели. Он пристально посмотрел на меня.

– Ты прав, парень. Кстати, ребята, вы так и не представились, – он продолжал поочередно смотреть на нас, забыв о том, что автомобиль несется по шоссе со скоростью за сотню.

– Я Костя, а это Макс, – нервно выдавил из себя Костя.

– Отлично! А я Юра. Будем знакомы, – мы обменялись рукопожатиями. Только после этого он вернул взгляд на дорогу. – Давайте тогда поступим так: эти шалавы думают, что хитрее всех, но не переживайте – мы найдем сучку! Все дело в том, что нас трое. Если я подъеду один, то эти бляди налетят на меня как стервятники на падаль. Уж об этом вы не беспокойтесь!

Юра высадил нас. Кое‑как объяснив ему, где стоит наша машина, я обменялся с ним телефонами и попрощался. Купив еще несколько бутылок пива, мы направились к «хонде».

– Ну что, нашли что‑нибудь? – спросил Веня.

– Ага, полоумного старика. Но он обещал, что как только кого‑то найдет, то сразу же подъедет.

– Да никуда он не подъедет, – Костя нервно закурил. – Ты его видел? Он вообще на голову ебнутый по ходу. Я думал, сейчас порешит нас прям в салоне!

– Ну, вы даете, ептыть! Вас же шлюху просили найти! Шлюху от старика отличить не можете?

– Иди ты на хуй! Иди сам да ищи! Сидел тут в машине, жопу толстую грел…

– Ладно, все, проехали. Дай пивка лучше. О, смотрите! Тут в бардачке маркер есть!

– Нарисуй Петяну на щах что‑нибудь. У него как раз совещание какое‑то завтра, вернее, – Костя посмотрел на часы, – сегодня.

– Ну, это само собой. Что рисовать?

– Не знаю, сам придумай.

– У всех творческий кризис, что ли? Ладно, тогда просто заштрихую ему лицо, пусть негром будет.

Веня уже водил маркером по ушам Петяна, завершая свое шедевральное произведение, когда у меня зазвонил телефон. Мы переглянулись.

– Епты, Юра Таксист звонит! – довольным голосом произнес Костя, глядя на дисплей моей «Нокии».

Я поднес телефон к уху.

– Я тут, – без предисловий начал Юра. – Говорил же вам, что найду суку!

– Э… Здесь – это где? – неуверенно ответил я.

– Здесь – это здесь. Не еби вола, рыло назад оберни.

Я бросил взгляд в зеркало заднего вида. Глаза ослепил яркий свет ксеноновых фар. Мне стало немного не по себе.

– Ну что ты молчишь, – продолжил таксист. – Идете пороть сучку? Или так и будете сидеть там, как кучка педиков?

– Идем‑идем, – я нажал на «отбой». – Ну, кто первый?

 

 

*

 

– Следующий! – Костя открыл дверь и плюхнулся на сиденье.

Поскольку в машине спал изрисованный маркером Петян, полоумный Юра любезно предоставил нам свой Golf, сам же подсел к нам в «хонду».

– Как сучка? – спросил Юра, словно ребенок, ожидающий Нового года.

– Нормально, – ответил ему Костя.

– А кто платит? Вы вскладчину или кто‑то проставляется? – таксист не унимался, продолжая донимать нас своими вопросами.

Я расплатился с ним сразу, как он подсел к нам. Видимо, поэтому он повернул свою седую башку и вперился в меня взглядом:

– Ты?

– Нет, он, – я ткнул пальцем в ставшую на время черной физиономию спящего Петяна.

Юра хотел спросить что‑то еще, но я уже вышел из «хонды» и направился в его машину. Веня курил неподалеку.

– И как? – спросил я.

– Как обычно, – он махнул рукой.

Я сел в машину. Девушка имела довольно стандартный для жрицы любви вид: сетчатые колготки, короткая юбка, такой же длины шубка и голова, окрашенная в пергидрольно‑блондинистый цвет.

– Как дела?

– Давай быстрее, у меня все по часам.

– Ладно‑ладно, представься хоть.

– Оксана, – бросила девушка. – Слушай, я правда спешу. Не приеду вовремя – пиздец! Еще этому вон мудаку, – она кивнула головой в сторону Юры, о чем‑то беседовавшего с Веней, – отсосать надо.

 

 

*

 

– А нормальный мужик, не знаю, чем вам не понравился, – философски изрек Веня, когда Volkswagen исчез за поворотом.

– Да хуй с ним! Я спать хочу. Шесть утра уже. Давай долбоеба будить.

– Не вопрос, – Веня с размаху ударил сейл‑менеджера по лицу.

Петян, словно сомнамбула, огляделся по сторонам. Он все еще был смертельно пьян.

– Пора ехать, совещание пропустишь, – сказал я.

Он, как робот, посмотрел на меня, переключил селектор коробки передач, затем сдал назад и выехал на дорогу.

– Парни, может, остановить его? – неуверенно спросил Костя.

– Да ладно, прокатимся, – Веня закурил и откинулся на спинку кресла.

Петян резко нажал на газ. Машину занесло, но он вырулил. Мы выехали на прямую дорогу. Начальник по продажам вновь вдавил педаль газа в пол. Меня бросило на Костю.

– Блядь!!! – заорал Веня. – Сука!!! Я все еблище разбил!

Немного придя в себя, я посмотрел вперед: лицо Вени было в крови, но вроде ничего серьезного. Изрисованное маркером лицо Петяна уткнулось в подушку безопасности.

– Мы, что, врезались, что ли?

– Нет, бля, взлетели!!! Надо ебу давать, сейчас мусора приедут!

– А с этим дураком что будем делать?

– А что с ним делать? Лишение прав и пятнадцать суток. Давайте быстрее!

Перед тем как выйти из машины, я напоследок бросил взгляд на своего бывшего одноклассника. Он даже ничего не понял: уткнувшись в подушку безопасности, бормотал про иностранных инвесторов и контракты.

– Фу, вроде бы ничего не сломал. Только нос разбил, – Веня осторожно ощупал лицо.

– Куда теперь? Домой?

– Пойдем еще по пиву и домой. Еще два куска осталось, – предложил я.

– Да, пожалуй, а то что‑то перенервничал. Говорил я тебе, чмошником он был – чмошником и остался! А ты…

© 2020 Все права защищены

личные произведения книги Контркультура, современная проза, рассказы, неформат, альтернатива москва россия  dlipovskiy88@mail.ru авторский сайт